Женственность не средство от одиночества

18600
Юлия Зиновьева, 23.06.2014   Семейное счастье Семейные проблемы

Это все непросто. И не у каждой женщины на все это силы есть. Я все это понимаю. Поэтому и решила написать на эту тему. Потому что даже если она не захочет разбираться, почему она живет именно так и почему этот вариант жизни единственно возможный для нее, потому что если даже она ни к кому никогда не пойдет, может быть, хотя бы прочитает. И что-то там для себя поймет.

«Он каждые выходные пьет, мотается по клубам. А я сижу и его жду. Мне это так надоело. Вечные его приходы под утро. Сил уже никаких нет это терпеть. Видеть его не могу. А все эти пьяные разговоры. Он уже так меня достал.»

Еще один вариант: «У него то рыбалка, то охота, то опять они с друзьями встречаются. Ну, сколько можно мне все это терпеть. И я не понимаю, почему нельзя точно сказать, во сколько придешь. Он ведь врет мне. Говорит сейчас иду… На часах девять. А сам приходит в двенадцать. Или вообще трубку не берет, когда я начинаю ему названивать!»

Спрашиваю: «А чего терпишь, если сил нет и сколько уже можно?»

Отвечает: «Ну, у нас же дети…»

Или: «А куда я пойду… Квартира записана не на нем, я в ней даже не прописана… Куда? К маме с детьми… И жить я на что буду… Он же денег перестанет давать, а я не работаю(или моя зарплата очень маленькая).»

Допытываюсь дальше: «То есть терпишь из-за детей и из-за денег?»

И тут возможны варианты ответов:

«Нет, конечно, он же когда-то был другим. Не мотался ночами, был внимательным и заботливым. Мы любили друг друга»

«Получается, что так…»

«Я надеюсь, что он все-таки исправится, станет прежним, все это прекратится…»

Я становлюсь ее дотошней: «А что с сексом?»

Она отводит глаза в сторону. Ответ: «Ничего.» Я не отступаю: «В смысле – ничего?» Она начинает слегка нервничать и закипать: «Ну, не хочется мне ничего. Бесит он меня. Какой секс, если мне его убить хочется, так достал. А когда он пьяный и от него перегаром несет…» и тут она выразительно кривится. «Ну, ты понимаешь…»

И я, конечно, понимаю.

Но только не то, что она думает, что я понимаю. Хотя то, что она имеет в виду – понимаю ли я насколько ей противно, и понимать не нужно – она показывает это всем своим видом, а не только рассказывая об их житье-бытье.

Чего ей хочется в этой ситуации? Переделать его… Чтобы приходил вовремя. Чтобы бросил пить и встречаться с друзьями. Чтобы закончились все эти футболы, рыбалки, охоты. А уж она бы придумала, чем его занять. Она бы придумала, что ему нужно делать… Чтобы он слушался. Сказали ему в шесть с работы – значит в шесть. Сказали из садика ребенка забрать – и без лишних вопросов забрал. Сказали в выходные к маме всей семьей – и спокойно едем к маме. Вот ее идеальная картинка.

С ним вот с таким, какой он есть.. Ей неудобно. Ей тяжело. Ей дискомфортно. Ей напряжно. Сделайте, что-нибудь, чтобы не было этого неудобства и напряга.

Вопрос: «А как ему с ней?» — ей в голову даже не приходит. А если я задаю такой вопрос, то она даже не понимает, а о чем это я???? Как ему с ней? Да, нормально! Как? Она же все для семьи, все для него, детей растит, полы моет, еще и на работу ходит, вовремя дома. Не то что он.

Вывести на «чистую воду»

Я выражаю ей много сочувствия и сопереживания в ее нелегкой жизни и такой непростой задаче – исправлении собственного мужа. А затем предлагаю все-таки прийти вместе в следующий раз. «Он не пойдет!» — сразу отрезает она. «Он ни во что такое не верит. А психологов считает шарлатанами.» . Я понимающе киваю: «Ну, и нормально. Почти все так считают. Но ты так с ним и поговори как есть. Я, мол, знаю, что ты всех психологов считаешь шарлатанами и все это бесполезной ерундой, но давай разок к одной сходим. Я тут была один раз. Вроде не совсем шарлатанка. Хотя не знаю. Ты то лучше в людях разбираешься. Давай сходим, ты хоть мне потом подскажешь как она. А то столько вопросов у меня накопилось – и про детей, и работу поменять хочется, и с мамой ты видишь как мы ругаемся.»

Как вариант, если тебе кажется, что он ни в какую не пойдет, можно же объединиться против психолога, ради этого создать временное перемирие и прийти к психологу, чтобы вывести ее на чистую воду.»

Она улыбается. Уходит. Потом звонит. Через какое-то время. «Мы придем!»

«Ну, и хорошо! До встречи!»

А пока они идут ко мне я вам кое-что расскажу.

О чем для меня ее рассказ? Много в нем тем. Это не про пьянство его и не про то, что у них практически нет секса, а их дети выживают в режиме хронических скандалов и эмоциональное насилие для многих из них – норма жизни.

Это тема того, что она не может проживать свою счастливую жизнь. Она не может, не умеет, не знает, как ей создать гармоничные партнерские отношения. Это тема про то, что она не взрослая. И пока она не умеет брать ответственность за свое счастье и счастье своей семьи в свои руки. Поэтому и звучит: «А почему он? А когда он перестанет? Вот если бы он…, тогда бы…»

Ей предстоит многое узнать. Многое прожить, во многом разобраться. Если она захочет. Что-то ее шокирует. Что-то позабавит. С чем-то ей трудно будет смириться. На что-то из своего прошлого ей очень трудно будет смотреть и тяжело вспоминать.

Мы изведем не один десяток салфеток. И она будет говорить: «Ну, я же накрашена. Мне потом на работу. Я не собиралась сегодня плакать» «Да, ладно, тебе» — отвечу я. «А где же еще поплакать-то? Как не у меня. Видишь вот и я с тобой. Глаза на мокром месте. Ничего, разберемся!»

И сердце чуть оттает. И может быть, себя жаль станет. Себя, взрослую. По-настоящему, жалко. Или себя, ту, маленькую, у которой по сути нормальной семьи не было. Отец вечно на работе. Или пьяный. Или агрессивный. Или маму бросил. Маме трудно всю жизнь с ним было. Или одной трудно было. Поэтому она поклялась, когда то себе, будучи маленькой девочкой, что у нее-то по-другому все будет. Ее муж точно не будет пить, гулять, изменять ей, с ребенком не бросит.

Она очень хотела другую семью. Она сделала все возможное и невозможное, чтобы не было как у родителей. А сейчас понимает. Ой, может лучше закрыть голову руками и не понимать этого ничего. Может, не надо вовсе про это думать. С подружкой на выходные в кафе посидеть или в гости к ней, поболтать, душу излить, пожаловаться на него, и еще неделю жить можно. Еще неделю. Еще месяц. Еще год. Еще всю жизнь. Но только не сталкиваться с тем, не вникать в это все. Что… в итоге очень похоже как у мамы получается. И вся детская мечта – о другой семье рассыпается как песочный замок. И как жить дальше непонятно.

Вот так интересно. Когда садилась эту статью писать, думала – ух, сейчас столько советов про мужчин надаю, и про отношения, и про секс столько всего расскажу- почему хочется, почему не хочется. Про то, что ограничивать мужчину ни в чем не надо, он же мужчина, а понимаю, что фигня – все эти советы, ломанного гроша не стоят. Ограничивай – не ограничивай мужчину. Как это возможно, если доверия к миру не хватает? Доверия к мужчинам вообще нет. Понятие уважения к мужчине – пустой звук. И от всех моих советов детские раны не затянутся, прошлое само не рассосется и будет продолжать влиять на то, что происходит сейчас. Сколько советов не давай, то, что известно про мужчин, про семейную жизнь в своем роду, все равно окажется сильнее.

Ничего не получится!

Наверно, это статья получилась про то, что мне не хочется с вами заигрывать. Мне не хочется вам говорить, вымойте пол и у вас все наладится. Сходите в парикмахерскую и все пройдет. Будьте женственной и нежной. Красиво оденьтесь дома и ваша семейная жизнь наладится. Ну, сделайте маникюр в конце концов и он не уйдет пить с друзьями. Накапливайте женскую энергию и все у вас будет. Так врать не хочется. Ничего не будет! И ничего не получится! До тех пор, пока продолжать мыслить линейно – «я и он», и не обращаться к своему прошлому, чтобы исцелить свою душу. Пока не исследовать, а что же в моем роду у женщин до меня было. Там вообще кто-нибудь был? Что в его роду было? Он страдал в своем детстве? Или просто так сейчас вам такую боль приносит?

Мне жаль. Мне очень грустно. Но это честно, что советы – это мишура, это чтобы временно тревогу свою снять, это чтобы как-то протянуть, но кардинально ничего не решать. Советы – это чтобы видимость создавать, что я же что-то делаю. Это все равно, что при больном зубе, при кариесе, все время книжки читать и искать советы, что делать, чтобы зуб не болел. Это примерно одно и то же. С зубом больным и с душой израненной. Когда ты не умеешь строить отношения, и в одиночестве остаешься наедине с книжками, ты становишься чуть эрудированнее, но все так же боишься отношений, все так же заполняешь пустоту внутреннюю горой «новых тряпок» или насыщенным образом жизни с бешенным ритмом.

Отношениям можно научиться только в реальных отношениях, а не зависая бессознательно в своих детских травмах. Отношениям можно научиться, только рискнув спуститься на глубину, увидеть своего мужа вместе со всем его родом, себя увидеть не одинокой песчинкой, появившейся от святого духа, а тоже со всей своей женской линией и мужской веткой. Принять свое прошлое. Разрешить ему быть. Сделать это с другими людьми. Вот так не безысходно. Вот так не беспросветно. Так с надеждой. Так вместо боли и страданий рождается любовь. Настоящая. Без манипуляций. Так рождается свобода. Для тебя и для него. И скажу по секрету, что разъезды и разводы не решают по сути ничего. С человеком расстаешься, а душа болит. А любви рядом все равно нет. Так стоит ли искать все новые уловки и новые советы? Так стоит ли искать секреты по его переделке?

Мне легко от того, что я могу быть с вами честной, что я могу вам не врать и не притворяться, что вот еще один новый совет и у вас все будет хорошо. Это классно, когда можешь позволить себе роскошь назвать вещи своими именами. Мне легко.

отзыв счастливый психолог