Обесценивать или расти?

48900
Юлия Зиновьева, 14.08.2015   Семейные отношения Семейные проблемы

Я сидела и ревела на кухне. Мне шестнадцать лет. А к папе друг пришел. Они были в комнате, я на кухне. И тут друг отцовский за чем-то заходит на кухню, видит меня и кусая яблоко на ходу: «Чего рыдаешь?» Я исподлобья ему: «Ничего!», подразумевая, мол, «не ваше дяденька дело». «Да, ладно, колись. Чего случилось-то, так убиваешься тут? Говори, я не отстану».

Счастливый психолог Юлия Зиновьева
Пришлось рассказывать. «Ну, вы знаете же, что я бальными танцами занимаюсь. Партнер у меня был. Это две большие разницы – одной тренироваться или с партнером. И вот сегодня наша МарьСтепановна, она у нас руководитель, забрала его у меня и поставила в пару с девочкой, у которой класс выше, а ее партнер бросил танцы, будет конкурс и они начали готовиться. А я снова буду одна.»

Он лукаво улыбнулся: «И это все?» Я уже успокоилась: «Да!» Он в ответ: «Ну, слава богу! А то уж я и не знал, что думать. Сейчас расскажу тебе, что делать. Тебе надо сделать так, чтобы он сам не захотел с ней, а захотел с тобой!» Я удивилась: «Как это?». « Да, легко!» — усмехнулся он. «Заходишь перед занятием в раздевалку и между делом так всем сообщаешь – ой, у этой Ленки такие ноги кривые, просто ужас, нет, двигается она, конечно классно, но с такими кривыми ногами, наверно, уже и все равно как двигаешься.»

Я была ошарашена услышанным. «Я так не смогу. Да и не кривые у нее ноги. Прямые. Нормальные ноги» — промямлила ему.

«Может и прямые. Но после твоих слов все начнут сомневаться. И твой партнер тоже. Присматриваться начнут к ее ногам, главное слух пустить. И все!»

«Нет, не смогу!» — стояла я на своем. «Не смогу! Не смогу!» — передразнил он меня. «Танцевать вдвоем хочешь? Партнера своего вернуть хочешь? Сможешь тогда!». И ушел обратно в комнату. А я осталась сидеть. В каком-то тихом ужасе, что можно вот так сделать. Наивная дурочка.

Вот так между делом я получила свой первый урок, что в принципе, можно обесценивать. Когда тебе надо. Когда что-то несправедливо, или когда может быть справедливо, но тебе не нравится результат. Что можно ничего особенного не делать, а просто сказать что-то вслух про человека и все. И все само. Ведь в принципе, я могла бы быть настойчивой, упорной, продолжать заниматься. Я тогда успокоилась. Ничего не сказала я тогда. А из танцев ушла. И до сих пор по ним скучаю.

Счастливый психолог Юлия Зиновьева

Но история моя не про танцы. А про обесценивание, навешивания ярлыка другому, чтобы не делать ничего самому.

Я психолог. И моя работа – это консультации, тренинги. Я веду их уже много лет. И каждый раз на каком-нибудь тренинге ко мне подходит в перерыве женщина или прямо во время тренинга, из года в год, из месяца в месяц, я слышу одно и тоже: «Ой, вы знаете, мой муж так против, что я вот к вам пошла. Он говорит — зачем тебе эта «секта», чего тебе там надо?». Она говорит это весело, с улыбочкой и ждет. Моей реакции. А я не улыбаюсь. И молчу. Могу сказать: «Иииии, что дальше?». Она продолжает: «Ну вот он и говорит – чего тебе эта секта далась?». Она ждет, что в этом месте я начну как-то оправдываться, убеждать ее, что не секта, да вы что, да как вы так могли подумать, суетиться, потеть, краснеть, делать кучу телодвижений. Знаете, может, все это и было в первые годы моей работы. Суета какая-то, неловкость при этих словах, как себя вести, куда руки девать, что говорить, как объяснять. Сейчас, я не делаю ничего. Я особо не говорю ничего, кроме: «Мне жаль, что в твоей семье это так.»

Я не делаю никаких телодвижений – не краснею, не бледнею, не потею. Я делаю свою работу. Я знаю свою работу. Я знаю себе цену, как специалисту. Я уважаю то, что я делаю.

Сегодня я решила вам рассказать про такие ситуации чуть подробнее. Про то, с чем сталкивается практически каждый практикующий психолог, но об этом не принято писать или говорить. Лучше не надо — страшно, вдруг и правда кто-то что-то подумает. Но кто-то же должен когда-нибудь решиться и вот про это заговорить.

Первое, что я вспоминаю, когда подходит вот такая барышня с улыбочкой и говорит мне такое – это папиного друга с «его кривыми ногами». Я вспоминаю свой первый урок по обесцениванию всего, что ты захочешь и пожелаешь.

Конечно, она этого не осознает. Конечно, она не хочет меня обижать. Конечно, это просто так получается. Конечно, у нее это просто срывается с губ – по простоте душевной. И вся группа в этом месте задорно смеется. И засмеивает эту ситуацию. Но за столько лет уже так надоело. Если бы вы знали. Психологи не должны рассказывать, что им надоело. Это издержки профессии. Клиент есть клиент. И вот такой бывает. Про «секту» говорит. Не понимает, что говорит. Надоело! Достало! Невежество это достало! Молчание и игра в приличия уже достало! Смешки на этой теме. 

Счастливый психолог Юлия Зиновьева

Предлагаю, сегодня без шуток. Без поблажек. Серьезно.

Итак, первое. Для меня, когда я это слышу, то понимаю, что семья, в которой она живет, скорее всего пока еще находится на стадии невежества. Психологов и тренинговых программ, методик, технологий, больше, чем людей! Не учиться сейчас для того, чтобы продвинуться в своей жизни, просто невозможно. Ораторское искусство, партнерские отношение, детско-родительские отношения, лидерские программы, тренинги для руководителей, тренинги продаж, тренинги личностного роста, женские тренинги – это реальность нашего времени. Это требования нашего времени.

Про себя хочу сказать, что своему ремеслу я научилась в итоге не в Вузе, где его преподавали, а уже потом на различных дополнительных программах, в которые я шла сама, потому что по своей работе чувствовала в этом необходимость, потому что по отношениям в своей семье надо было мне. Шла и «сдавалась» в «секты», чтобы быть более профессиональной, чтобы быть более счастливой. Ходила на тренинги. Различные. Муж, в силу своей работы, тоже проходил много тренингов. Корпоративных. МВА – он не мыслил себя без этого диплома. В его картине мира – это просто должно быть. У него и есть.

В нашей семье никогда не стоял вопрос по поводу того, что кому-то из нас нужно еще пойти поучиться, то другой будет против, денег жалко. Всегда было понимание – что это на перспективу, что это на развитие. Это же очевидно! Твоя компетентность зависит от того, насколько ты владеешь тем, что сейчас актуально в твоей профессии. У родителей моих тоже так было. Хотя вроде и время другое. Помню у отца все время какие-то интересные заграничные стажировки, у мамы какие-то курсы бесконечные. Я, наверно, в них. Для меня это данность. Как без этого всего жить. Как без этого всего качественно жить, интересно жить. Как без людей, которых, обычно встречаешь на каких-то таких мероприятиях, жить. Это же всегда глоток свежего воздуха, выход за какие-то рамки в чем-то, преодоление того, про что ты думал, что не сможешь. Как?

Многие совершенно спокойно обходятся без этого. Знаете, когда то наверно, грамотным быть считалось плохо. Не знаю. Но ведь сейчас другие времена. То есть получается лучше вернуться на двести лет назад, жить по законам того времени. Нет, лично я не хочу. Хоть тысячу раз Тренинги «сектой» назовите, я не хочу в свою прежнюю жизнь, когда я много не понимала, не знала, не связывала одно с другим, почему это так, отчего это, не умела. Не могла в каких-то ситуациях отстоять себя. Не умела.

В темноту не хочу. В беспросветность не хочу. Не хочу, чтобы моя семья оставалась в невежестве. Не хочу вот это «невозможно» в жизни, и вот это тоже не для нас, вот тут стеклянный потолок, не хочу все время кого-то бояться. А когда многого не понимаешь, то почти всегда боишься. И в первую очередь людей. Людей боишься.

Мне легко с людьми. Комфортно. Я их не боюсь. Мне интересно. И вряд ли кто-то может на меня повлиять. Я же большая тетя. Мне не пять лет. И я разберусь по мере поступления событий. И я сама выбираю с кем мне общаться. И муж мой сам выбирает, с кем ему общаться. Я вообще такой ситуации не представляю, чтобы я ему сказала: «Слушай, мне вот тут на один мастер-класс хочется сходить, или семинар, или вот такой то с тренингом приезжает, купи мне билет» А он мне в ответ: «Чего? Опять в секту собралась? Ты в своем уме?» Ну, разве что мы ролевые игры на эту тему устроим. Запрещающий «папа» и «дочка», которая жизни не знает и папу умоляет «еще одну куклу» ей купить. Чтобы поприкалываться, поржать, так сказать. Но вот чтобы всерьез – это же бред.

Второе. Она смотрит на меня, хлопает глазами и абсолютно убеждена, что то, что она говорит мне сейчас, вот это про «секту» — это имеет отношение ко мне. Наверно, мне надо как-то быстренько что-то исправить, эту неловкость, со мной что-то не совсем в порядке. Или мне надо все-таки дать ей какое-то успокоение для ее мужа, чтобы она пришла домой и объяснила ему, что это все-таки не секта, а это вон чего – высокое что-то, белое, красивое, философское. Мне надо как-то постараться еще и для мужа ее. Вот так, заочно. Она не хочет с ним доверительные отношения устанавливать. Это я вроде как должна сделать. С ее мужем. И за них обоих. А чего? Должна.

У них-то с мужем все ок. Бессознательно люди часто общаются: у меня то все ок, а вот ты-то дружочек, что-то не ок. И как вы думаете, что я должна чувствовать при таком стиле взаимодействия? Мне неловко и удивительно. Потому что я знаю про себя, что меня мой муж во всем поддерживает, в любых моих начинаниях, интересах, увлечениях, идеях. Мои дети меня поддерживают. И родителям своим я все рассказать могу и посоветоваться и одобрение получить, и напутствие, и свободу выбирать самой.

А вот у девушки, которая мне так говорит, с поддержкой в семье очень плохо. Как будто вот то, что она пришла или не пришла на тренинг – это единственный вопрос, который приходится решать их семье, как будто, если не эта «секта», то бишь тренинг, то все так классно между ними. Она не хочет осознавать, что по факту ни он ее ни в чем не поддерживает, ни она его. Что ему вообще многое про нее все равно. Что она замужем, но бесконечно одинока. Ему все равно реализуется ли она на работе, в их семье как женщина, мама, ему все равно хватает ли ей общения с ним, какого качества у них общение, ему может быть все равно удовлетворена ли она в постели, ему все равно на многие ее переживания. И ей так же все равно. Вместе, но у каждого свой мир. У нее свой, у него свой.

Он рвется на рыбалку с друзьями, или в выходные с ними же в кафешку, она поджимает губы, ему надо вечером побыть одному – у телека, у компа – она обижается все время. Она тоже куда-нибудь рвется – по пятницам в ночной клуб с подружками – от семейной жизни тоже передохнуть, на неделе – у нее свой компьютер, у него свой. Ну или у нее телик, у него танчики.

Они привыкли так. Как-нибудь. Они об этом не приучены думать. Они даже представить себе не могут, что в отношениях, в доверии можно что-то сдвигать. Что отношения – эта та сфера, которую можно развивать. Не только деньги зарабатывать вместе и хозяйство вести, спать в одной постели, но и желания свои исполнять вместе с другим человеком, можно образ жизни поменять вместе с другим человеком. Но у них-то все в порядке, уверен он. Да и она тоже. Каким ветром ее ко мне занесло, непонятно. У них же все нормально. Но вот как-то она почему-то попала ко мне. Сама толком не понимает для чего. И мужу, который всего этого не понимает, надо найти успокоительную «пилюлю».

Счастливый психолог Юлия Зиновьева
А я не хочу за нее этого делать. У меня свой муж есть. И мою вот эту работу – менять с ним отношения в сторону того, чтобы поддержка и доверие появились, за меня никто не делал. Все сама, сама. И ей придется самой. А пока она этого не понимает. Пока у них все нормально. И она готова мне открыть глаза как к тренингам относится общественность в лице ее мужа.

Я разочаровываю. Потому что не делаю ничего по этому вопросу. В обморок не падаю. И ожидания ее не удовлетворяю. И делать ничего не собираюсь. И успокаивать никак никого не собираюсь.

Называйте как хотите. Если вас устраивает так – ну, и ладно. Лишь бы вам нравилось. Живите как хотите. Лишь бы вас и правда только вот как, вы живете, устраивало. Нравится, ну, значит все нормально. Устраивать перестает, когда один вдруг внезапно уходит из семьи. Вот по этому вопросу ко мне всегда очередь. И сектой никто ничего не называет уже. Странно.

Вот такая я согласная со всем. Но иногда, вспоминаю папиного друга, и мне так хочется похулиганить на своем тренинге, так хочется чего-нибудь отчебучить! И на все эти «шаблоны дремучести» и желание манипулировать: «Ой, а мой муж сказал, что я на секту пошла» взять и выдать: «Ой, а ноги-то кривые!», ресничками хлоп-хлоп и ничего не объяснять. Чего сказала — не понимаю. Она не понимает – и я не понимаю. Весело. Никто ничего не понимает.

Ча-ча-ча! Танцуют все!