Палата № 6

13100
Юлия Зиновьева, 27.02.2013   Семейное счастье Я и моя семья

«Поешь спокойно. Не торопись. Я никуда не уйду и дождусь…»

Я полезла в шкафчик найти какие-то свои старые фотографии, и вдруг мне под ноги выпадает сложенный в несколько раз пожелтевший листок, а на нем эта запись. А с другой стороны – написано палата №6, Зиновьевой Ю. Развернула листок: «Юльчик, ты молодец! Выглядишь просто отлично! Ну, как королева на приеме. Держись так! Ты у меня такая сильная, я горжусь тобой. Такое выдержать!

Ты не представляешь, как я рад!!! Меня аж всего трясет и бьет озноб. Я так боялся за тебя, но слава Богу, все позади! Как же я счастлив, если бы ты знала…


Я тебя очень прошу меньше прыгай, не подходи к окнам, меньше бегай звонить. Там хоть и незаметный, но наверняка сквозняк есть. Просифонит — не заметишь!!!

Я прочитал твое письмо. Бедненькая ты моя, как мне жаль, что меня не было рядом и я не мог никак тебе помочь. А там, где ты написала, что не спишь от детского плача, я даже прослезился.

Дома так пусто, непривычно без тебя. Думаю постоянно о тебе.

Ты у меня лучшая в мире! Я так сильно тебя люблю. Твой муж, самый счастливый на свете»

И дата 28.02.92.

На днях нашему старшему сыну исполняется 21 год. Когда мой муж писал мне эту записку в роддом, ему тоже был 21. И мне. Я была там одна. Так было принято в то время.

С тех пор у нас родилась девочка и еще девочка. Он больше не писал мне записок в роддом, потому что ходил туда вместе со мной, был на родах. Помогал. Гладил по голове.. Дышал вместе со мной. Смачивал мне губы водой, когда нельзя было пить. Держал за руку. Звал медперсонал, когда было нужно. Шутил в такие моменты, когда мне хотелось убить всех врачей, его, и просто разнести этот роддом. Смеялся вместе с этими врачами надо мной.

Я ужасно боялась боли. Говорила: «Еще раз я этого не выдержу. Ты не представляешь как это больно!» На что он мне спокойно отвечал: « Я же иду с тобой! Не паникуй! Боль разделим пополам.» Это меня успокаивало.

А он держал свое слово. Только сейчас я понимаю, что, возможно, ему тоже было страшно туда идти, но для него было главным, что мне это нужно, мне от этого будет легче и лучше. Он думал не о себе, а обо мне. Не было всех этих капризных мужских разговоров: «А что я там буду делать? А может не надо мне туда идти. А может ты как-нибудь сама. Ну, только если тебе очень надо…»

Сегодня я нашла эту записку, и вдруг до меня как-то по-особенному дошло, как же сильно он меня любит. Есть выражение «доходит, как до жирафа». Так вот я Жираф с большой буквы Ж.

Нашему сыну 21!!! Обалдеть можно! Мы вместе 22. Это же надо быть такой дурой, чтобы только теперь понять и прочувствовать очень важные вещи про себя, про другого человека рядом. Про наши отношения.

Я люблю тебя… Твоя Жирафа…

отзыв счастливый психолог